Художник-психотерапевт Максим Денисенко: Как достать скрытые слои в картине и в себе

Художник Максим Денисенко пишет картины баллончиками с краской в лично им изобретенной технике no frame

Художник-психотерапевт Максим Денисенко:…

Это означает, что, во-первых, картинам не нужны рамы и, во-вторых, - что рамок в творчестве он не признает

Более того, с помощью живописи Максим помогает другим познавать себя

Мы встречаемся в парке им. Шевченко. Максим работает на улице (потому что краски из баллончиков распыляются в воздухе), а сейчас он как раз собрался написать новую картину.

"Я пока не знаю, какой она будет и о чем. Никогда об этом заранее не думаю", - говорит. Максим – абстракционист.

Устанавливает мольберт, закрепляет на нем полотно и рассказывает о своей стойке для рисования: колени согнуты, спина ровная, голова будто подвешена за макушку. Художник покачивается на пружинистых ногах. Со стороны это смахивает на персонажа компьютерной игры, который стоит в ожидании следующего действия.

Максим говорит, что его чувства в процессе описывают трансовые состояния. Он даже не чувствует холода.

"Ко мне несколько раз подходила милиция, потому что я уж очень расслаблялся, сидел на полу, смотрел на свою картину. А они думали, что я неадекватен", - говорит художник. Долго выбирает краску. Первой идет зеленая. Желтая - за ней.

Одно движение – один пшик. Краски могут течь, полотно можно перелистывать. Никаких правил и запретов.

Он открыл для себя эту технику в 2010, на отдыхе в Крыму. До этого Максим четыре года занимался стрит-артом, рисовал граффити. А потом "надоело оставлять на поверхностях, которые все равно окрасят, кучу денег".

"Я где-то год ломал голову, как использовать краски в баллончиках в искусстве, тогда мне открылось, что ими можно писать на полотне, перемешивать эти краски, доставать их, убирать лишнее, и таким образом будет выходить картина. До этого я не видел, чтобы кто-то такое делал", - вспоминает он.

До стрит-арта Максим писал гуашью и маслом на бумаге и холсте, брал уроки графики. Можно сказать, он пишет всю свою сознательную жизнь.

- А ты граффити рисовал везде или только там, где можно?

- Разве есть такие стены, на которых можно? По крайней мере, 7-8 лет назад я таких не наблюдал. Может, несколько стенок на Шулявке, там где мост, но в основном меня отовсюду гоняли, даже на заброшенных зданиях.

- Сзади нас - твоя альма-матер. Хотел бы ее расписать?

- Да нет, это ни к чему. Но краски бы уже можно было восстановить, потому что выгорела. А еще я бы повесил там несколько картин с удовольствием.

- Вообще, чем мотивируются те, кто рисует на недавно окрашенных стенах красивых домов?

- В стритарте есть войны за территорию, команды между собой конкурируют, захватывая здания, перекрывают друг друга, устраивают батлы.

Тем временем на полотне появляется желтая дорожка посреди залитой солнцем зеленой поляны. Потом – поляна, припорошенная снегом. Лунный мотылек, которого заморозили и разбили.

"На самом деле, лучше не думать, на что это может быть похоже, - комментирует Максим. – Важнее сейчас - цвет, ощущения и чувства. А сейчас я возьму краски, которые условно перекроют все это, и можно будет достать нижние слои, которые там есть".

Его рука надолго зависает над расставленными на земле баллончиками. Какой же цвет выбрать? Пусть это будет сиреневый. Потом – белый. Распылитель забился и краска легла мелкими каплями. Неожиданный эффект, но Максиму нравится.

Затем он берет мастихин (это художественный шпатель) и начинает добывать нижние слои. На фиолетовом холсте снова появляются зеленые полосы, цвета смешиваются, образуя новые оттенки, и на холсте рождается новый, объемный рисунок.

- Тебе нравится?

- Нет. Сейчас - нет.

Напомним, что он и сам не знает, что должно получиться.

- А есть какие-то критерии, по которым абстракцию можно отличить от мазни?

- Это отличается пиаром, раскруткой... На самом деле - единственный объективный критерий - субъективный: нравится или нет.

- Самая крупная сумма, за которую ты продал свою картину?

- 600 евро. К сожалению, заказчик до сих пор ее не забрал. Картина большая, заказчик живет в другой стране, и есть определенные трудности с тем, чтобы передать такую габаритную вещь.

Максим снова отходит от мольберта, оценивая промежуточный результат

- Нравится?

- Нет

Но Максим заканчивает эту картину. Подписывается. Он может остановить работу, даже если не доволен. Говорит, что есть внутреннее понимание, сможет ли он еще что-то привнести, или лучше остановиться. Дело не в перфекционизме или его отсутствии – особенность абстрактной живописи в том, что через день можно увидеть в ней другое, и это другое будет по душе.

Все. Эта картина станет одной из пятисот уже написанных. Руки художника – словно два индуса на празднике Холи. Он принимает несколько безуспешных попыток оттереть их салфетками.

- У тебя есть любимый художник? Если бы сказали – приходи в Лувр и забирай любую картину из галереи к себе домой...

- (смеется) То я бы лучше принес и повесил туда свою.

- Актеры мечтают об "Оскаре", певцы о Грэмми. О чем ты мечтаешь?

- Создать сотню полотен два на метр и поехать с ними путешествовать по миру. И в процессе также создавать новые полотна, общаться с людьми, познавать мир. Это, скорее, путь, у меня нет мечты о каком-то конкретном достижении.

- А какая у тебя мечта как у психолога?

- Чтобы люди осознали, что имеют право на выбор. Нашли свой путь. И стали более свободными

- Тема выбора тебя очень интересует, поэтому и такая арттерапия: пациент сам выбирает цвета, краски, текстуры...

- Выбор – это очень важно. Вопрос, как его воспринимать: как проблему или как возможность. Да, больше всего меня интересует, что люди выбирают на сеансах психотерапии. Я считаю важным помочь человеку осознать, как он выбирает

- Как происходит сеанс арттерапии?

- Например, стресс, есть желание как-то его сбросить или трансформировать. Человек начинает рисовать, сам выбирает краски и то, какой будет картина. Во время творческого процесса он может выплеснуть свои чувства на холст, что-то осознать, по-другому посмотреть на то, что его беспокоит. Начнет замечать в себе. Это дает возможность ему проявиться через процесс, а мне как терапевту что-то увидеть. То, что происходит здесь и сейчас, определенным образом дублирует то, что происходит вообще в жизни. В процессе с человеком происходит беседа, я могу что-то заметить и задать вопрос.

- И ты проводишь групповые детские сеансы. Чем это полезно для детей?

- Это развивает мелкую моторику, дает возможность ребенку раскрыться, почувствовать себя, свою свободу (в том числе – через выбор красок и рисования абстракции), и в дальнейшем перенести это в другие сферы жизни.

Если я замечаю тревожные моменты, разговариваю с родителями. Родители часто говорят, что у них все ок, но чаще всего трудности ребенка связаны со всей системой семьи, поэтому лучше работать со всеми, и это уже формат не индивидуальной, а семейной терапии. Но взрослые изредка на это соглашаются. Стереотип, что "психолог мне не нужен, ведь я не болен", еще очень силен в нашем обществе. На самом же деле, психологи работают со здоровыми людьми.

Фото: Александр Хоменко / depo.ua

Больше новостей о событиях в мире читайте на Depo.Лица

Все новости на одном канале в Google News

Следите за новостями в Телеграм

Подписывайтесь на нашу страницу Facebook

data-matched-content-rows-num=1 data-matched-content-columns-num=4 data-matched-content-ui-type="image_stacked"